Великие люди, выросшие в атмосфере ислама

Благодаря озаренной Откровением проницательности Посланник Аллаха точно определил те движущие силы, на которых держится государство, и смог оптимально их использовать, не растрачивая попусту. Высокочтимый Мухаммад – вот тот, кто взрастил много героев, взлелеял целую плеяду великих полководцев, заинтересовал людей наукой, открыл дороги к развитию духовности и возвышенному мышлению, обозначил высокие цели для творческих умов. В свое время он вырастил многих выдающихся военачальников. Вслед за ним на путь открытия всего мира для Ислама встали великие полководцы: от Халида – до Укбы, от Укбы – до Ахнафа, от Ахнафа – до Тарика, и от него – до Мухаммада ибн Касыма (р.а.)[1]. Если мы взглянем на источник, на архитектора этого великого процесса лишь под этим, столь узким углом зрения, – то Вы можете подумать, будто он занимался лишь военным делом. Но это не так.

Сегодняшние исследователи (например, Аккад) смотрят на «счастливый век» Пророка как на время ковки талантов, имеющих задатки гениев. Воистину, школа Мухаммада была единственной школой, способной развить таланты настолько, насколько это было возможно, и преуспевшая в этом. Каждый, кто попадал сюда, мог проявить, насколько позволяла ему человеческая природа, все заложенные в нем способности: умственные, сердечные, духовные. Высокочтимый Абу Бакр – вот поистине гений войны, управления и науки Не отстают от него в своей гениальности и Омар, Осман, Али (да будет доволен ими Всевышний!) Гениальными полководцами были Халид, Саад, Абу Убайда, Алауль-Хадрами, Каакаа Благодаря им и ещё сотням им подобных тот светлый век превратился в эпоху гениев. Точнее будет сказать, что та эпоха стала золотым веком правильного использования и приумножения бесценного капитала способностей и талантов, заложенных в человеке. Ибо кем иным, если не гением, следует считать Укбу ибн Нафи, одним взмахом руки призвавшего всю Африку – от края до края – под протекторат Ислама. С пятнадцати лет, когда Укба впервые оседлал коня, он нес на себе тяжкий груз ответственности, служа многим халифам. Известно, что полностью покорив всю Африку, вплоть до Атлантического океана, направил он коня своего в воды Атлантики, называемой арабами «Морем Тьмы», и изрек: «О, мой Аллах! Встало это море на моём пути, и если бы не это, донёс бы я Твоё светлое имя и в далекие заморские края!»[2]

Среди выдающихся полководцев, воспитанников этой школы был и бывший берберский раб – Тарик ибн Зияд. Будучи великим стратегом, он со своим двенадцатитысячным войском разгромил испанскую армию численностью около ста тысяч человек и вышел к королевскому дворцу в Толедо[3]. Гениальностью своею был славен и Алауль Хадрами. Во времена правления высокочтимого Омара (р.а.) даже поговаривали: «У нас нет столько места, чтобы вместить такое множество гениев». История с Хадрами поучительна. В свое время в Бахрейне он был отстранен от участия в войне и очень страдал от этого. Историки говорили так: «Поменяйте Халида и Алауль Хадрами местами и увидите, что ничего не изменится».

Возможно ли такое? Возможно ли одновременное появление стольких великих людей? Вот, например, взгляните на деяния Саада ибн Аби Ваккаса в Иране и вы тут же это поймете! Абсолютным гением обладали Абу Убайда, Шурахбил ибн Хасан[4], Язид ибн Абу Суфьян, а сколько еще таких же гениев последовало за высокочтимым Мухаммадом (а.с.)! Без них за такой короткий промежуток времени, как четверть века, невозможно было бы пройти через пустыни, дойти до Окюза, Синдабада, Великой Китайской стены, выйти к Гибралтару и установить там власть, обеспечить и сохранить общественный порядок и его стабильность. Вот такими великими людьми были последователи высокочтимого Мухаммада. Если бы не они, то невозможно было бы противостоять давлению и насилию прошлых религий и религиозных формирований. И эта система не смогла бы, несмотря на все трудности, держаться на виду у всего мира в течение двенадцати веков. Пророк давал им ту силу, благодаря которой и истина Пророка Аллаха существует и по сей день.

Воистину Пророк Аллаха подобен солнцу, которое на закате своем точно рассыпалось в лучах и передало свет идущим вслед за ним. И благодаря тонкой проницательности, присущей Мухаммаду (а.с.), все его последователи совершали великие дела мирового масштаба. Не знаю, можно ли представить себе другой век, подобный этому? Не говоря уж о том, чтобы увидеть его, возможно ли хотя бы в мечтах или во сне побывать в нем?

Мы упомянули здесь лишь несколько первых пришедших нам на ум историй о тех гениях и неподражаемых повелителях, что были взращены под благодатною сенью Ислама. О каждом из них можно говорить очень долго, ибо каждый заслуживает многих и многих томов отдельных исследований, которые не являются нашей задачей. Поэтому, не выходя за рамки повествования, мы лишь коснулись тех обстоятельств, связанных с миссией Пророка. Все наши надежды и ожидания состоят в том, чтобы специалисты обратили на каждое из них особое внимание и посвятили им более тщательные изыскания. И вот тогда школа Пророка предстанет всесторонне и заставит признать всех, что Мухаммад воистину есть Посланник Бога.

Гении науки школы Мухаммада

Из его школы вышло множество великих людей, прославившихся также в государственном управлении, науке, праве, философии и других сферах. Объем нашей книги не позволяет перечислить всех путников «дороги света», преодолевавших со времён праведных халифов и на протяжении трёх последующих веков, ее извилистые вершины. Впрочем, это и невозможно.

Мы полагаем, что достаточно будет рассказать лишь об Ибн Масуде, что был в Мекке пастухом и пас овец.

При нем Куфа стала научным и культурным центром, а знания и просвещенность Ибн Масуда создали здесь благоприятную атмосферу для появления сотен и тысяч таких великих деятелей науки в области фикха, хадисоведения и богословия, как Алькама, Асвад ибн Язид[5], Ибрахим Нахаи, Хаммад, Абу Ханифа. Все эти деятели были воспитаны им, и всем, что они имели, они были обязаны Ибн Масуду. Но, несмотря на препятствия, чинимые некоторыми недовольными, они были по достоинству оценены, заняв важное место в истории мировой науки. Эти великие ученые навеки заняли достойное место в наших сердцах! Приведем для примера рассказ об одном из них и, непременно упомянув и остальных, скажем так: «Вот такими они были!»

Кто такой Абу Ханифа? Он – имам нашего мазхаба, одной из четырех школ фикха. Он же – имам значительной части исламского мира, доказывавший и диктовавший свои мысли великим людям, собиравшимся вокруг него, в переломный период развития науки и культуры. Он – наставник всем наставникам, что воспитал Абу Юсуфа и Имама Мухаммада, и Имама Хасана Шайбани, и Имама Зуфара, а также устаза Ваки. Его росписью был увенчан стиль эпох, и глас его звучал в последующих поколениях, и он возвысился имамом сотен миллионов душ! К тем записям его, что диктовал он первым ученикам своим, среди которых был имам Мухаммад, были позднее составлены толкования имамом Сарахси, вместившиеся в тридцатитомное издание и известное как «Мабсут». И это при том, что диктовал и поучал он из глубины колодца, со дна ямы, в которой находился Каждый день, как мотыльки на свет, ученики его, слетевшись к его яме, внимали поучениям его, и так он учил, а они писали…

Примечательно, что в один из дней ученики Сарахси молвили ему: «Имам Шафии держит в памяти хадисы объемом в триста свитков». В ответ на это великий имам с удивительной скромностью ответил: «Значит, это закят от тех хадисов, которые в моей памяти»[6].

Понимайте, как хотите, но и имам Шафии, и имам Малик, и Ахмад ибн Ханбаль – каждый из них по-своему был недостижим в своем мастерстве, подобно вершине Эвереста.

Но зададимся вопросом еще раз: «Кто же такой Абу Ханифа?» Ученик ли он Ибн Масуда, или Алькамы, или Язида, или Асвада? Нет, но он – ученик их ученика. Другими словами, он ученик Хаммада ибн Абу Сулеймана. Несомненно, что Хаммад также был великим знатоком фикха и правоведения. Но прежде всего он был учеником ученика Посланника Аллаха.

Да, в эпоху, когда мир погряз в кромешной тьме, и нигде не появлялось даже отблесков рассвета, эти ученые, которым предстояло озарить весь мир и род людской знанием своим, уже проходили воспитание в школе высокочтимого Мухаммада. «Люди эти, чьи знания были подобно блистательным сокровищам, были бесценными жемчужинами в драгоценной короне просвещения». Только во времена Абу Ханифы в Куфе жило около пятидесяти гениев не меньшего масштаба. О, какая плодородная почва взрастила их, и в какое благословенное время! Верно, что наука, все великие ученые здесь появились во имя света, излучаемого высокочтимым Мухаммадом Мустафой, и в могучем всплеске моря его знаний. Именно благодаря Пророку из невежественного общества бедуинов и возникла целая плеяда великих ученых, просвещавших дитя рода человеческого на протяжении четырнадцати столетий, и, надеемся, готовых к этому просвещению и в дальнейшем. В бурлящем искристом потоке возникла плеяда этих умов, и так же наполнила она мир серебристым светом.

Тафсир сам по себе – это отдельное бескрайнее море, но в сравнении со знаниями Пророка он– всего лишь капля, ставшая своеобразной ареной для появления и развития таких чудо-гениев, как Али, Ибн Аббас, Муджахид и Саад ибн Джубайр, Ибн Джарир, Фахруддин ар-Рази, Ибн Касир. Эта полноводная река привела к современным нам ученым-толкователям Корана. Все они были столь велики, что только принадлежности их всех к Пророку нашему достаточно уже, чтобы доказать, что он – посланный всем людям Пророк.

Например, даже один из них, Ибн Джарир, сам по себе есть чудо из чудес. В своем тафсире он убедительными комментариями к аятам и хадисам повествует о том, что существует семь небес. Он обращает внимание на то, что некогда земля и небо были едины, но когда пришло время, они разделились. Ведет он речь и об основных принципах образования дождей и ветров, и о том, что постигнет человека тысячу лет спустя. Не это ли свидетельство его гениальности! Научные исследования показали, что на протяжении всей своей жизни он написал столько трудов, что если их распределить по всем дням его жизни, на каждый пришлось бы по пятнадцать страниц. Так кто же гений, если не Ибн Джарир?

Воистину, от Ибн Джарира до Фахруддина ар-Рази, и до имама Суюти, изучившего сотни толкований к Корану и написавшего огромные тома книг, и до самых современных знатоков Ислама, школой высокочтимого Мухаммада в толковании Корана были взращены столь великие ученые! И если бы хотя один из них появился на Западе в то или иное время, ему непременно поставили бы памятник и прославили на весь мир!

Есть еще у нас и имам Газзали, в ряде областей науки которому нет равных. Европейцы в своих суждениях то и дело понимают Ислам ошибочно. Тем не менее, Гибб, в один из моментов душевной гармонии и просветления, описал его как чудесный дух, с посохом в руке, чарующий всех людей. И повсюду – от имама Газзали до имама Раббани и Бадиуззамана – можно встретить сотни таких учеников высокочтимого Мухаммада.

Гиганты науки о хадисах Имам Бухари, Имам Муслим, Абу Давуд, Тирмизи, Насаи, Ибн Маджа, Имам Ахмад ибн Ханбал, Даракутни, Байхаки, Дарими – все они в своей научной сфере добились мировой славы. Конечно, мы не можем сейчас рассказать о каждом из них подробно. Скажем лишь, что Имам Бухари изучил сотни тысяч хадисов, но только четыре тысячи из них вошли в книгу “Сахих”. Хадисы были отобраны с особой тщательностью.

Вот такие великие имамы были всего лишь рядовыми учениками высокочтимого Мухаммада, выросшими в свете его наставничества. Однажды, пройдя многодневный путь, Имам Бухари встретился с человеком, от которого должен был узнать хадис Пророка. И увидел, как тот пытался обмануть свою лошадь – показал ей пустой мешок, как будто там был корм. Увидев это, он сразу покинул его и вернулся домой. Когда его спросили, почему он так поступил, то Имам Бухари ответил: «Я не уверен в том, что человек, обманывающий животное, не может обмануть и меня». Кто знает, сколько еще подобных честных и порядочных имамов есть в науке о хадисах. Таковы достойные ученики Пророка, таков наш драгоценный праведный путь.

В «золотой век» Ислама с такими науками, как медицина, математика, геометрия, органически были взаимосвязаны и исламские: фикх, хадис и илму-калам (богословие). Например, Аль-Джабир, Ибн Сина, Ибн Батута, Аль-Хорезми и светоч хирургии Захрави, по книгам которого учились в Европе. В одной статье о нем сказано так: «Ученый, который живет десять веков». И все эти люди – ученики школы высокочтимого Мухаммада (с.а.с.).

Но, к сожалению, они все еще остаются в забвении. Почему этих людей у нас не знают? Это большая ошибка. На Западе таких людей не забыли бы никогда. Там они – как горные вершины. И если даже не слишком высокие, то все равно заметные. А у нас таких людей очень много, они – как горная гряда. Отсутствие объективной оценки привело к их забвению. Мы оказались плохими наследниками, потому и дошли до нынешнего положения. Европа с такими людьми создала Ренессанс, а мы все не можем освободиться от своих сомнений, подозрительности. И виноваты в этом только мы сами. Потому что, находясь в глубоком море мудрости, не можем оценить всей ее глубины.

«Те рыбы, что в море, моря не знают».

Однажды знаменитый Эдисон сказал: «Дорогу, которая привела меня к электричеству, я нашел в книге «Футухат Меккийя», написанной Мухиддином Ибн Араби». «Футухат Меккийя» содержит сведения об электроне. Она раскрывает те темы, которые уже намечены в Коране. Человек может найти истину благодаря научным лабораториям, исследовательским центрам. Если мы не можем достичь научных вершин, значит, слаба наша духовность. Нам тяжело понять не только Ибн Араби, Мавлану, Имама Раббани, Бадиуззамана, которые опередили свое время, но и таких гениальных, по нашему мнению, а на самом деле рядовых учеников школы высокочтимого Мухаммада, как Шах Накшибанди, Маруфа Кархи, Шазали, Шах Гейлани, Ахмада Бадави, Шайхуль – Харрани. Они (да будет им жертвой моя душа) стремились, как мотыльки к его свече, они поистине – влюбленные в свет.

Имам Суюти, например, сказал так:

“Я не во сне, а наяву двадцать восемь раз видел высокочтимого Мухаммада”. И все это благодаря знаниям, полученным от Посланника Аллаха. Мы живем в плену у трехмерного пространства. Но эти люди, преодолевшие пространство и время, обладали другим духовным уровнем. Таким, что каждый день видели высокочтимого Мухаммада, жили с ним. Один из них сказал даже так: «Если когда-нибудь я не увижу Пророка, я умру. Потому что, как подсолнух зависит от солнца, так я связан с высокочтимым Мухаммадом. Если его не будет в моей душе, значит в тот же день придет конец и мне».

Вот такие люди были учениками высокочтимого Мухаммада. И будущее время породит подобных им.

Высокочтимый Мавлана – великий человек. Он один из тех, кто удостоен любви Аллаха, кому открыта истина. Высокочтимого Мавлану Джалалуддина Руми знают еще и как мастера поэтического слова. Его последователи убеждены, что у него в руке волшебная палочка, и всякий, кто подойдет к нему, будет околдован. Мавлана говорит, что мы должны смотреть на все предметы и события, как на сад Аллаха, который являет собой букет сияний Его имен, а в каждом цветке, росинке, что на цветке, мы видим Его красоту.

Пророк Аллаха – шах всех персидских, арабских поэтов и других мастеров словесности. По свидетельству многих, он был великим поэтом, мастером поэтического слова. Начиная с Хасана ибн Сабита, Кааба ибн Малика, Абдуллаха ибн Равахи, Кааба бин Зухайра, Лабида, Ханса бинт Зухайра, да всех аббасидских, омейядских, сельджукских поэтов, – все они в подтверждение своих слов о его поэтическом величии приводили примеры из его высказываний. Вот что сказал Гете об ирансих поэтах принцу Миллеру (эту историю поведал нам Хайдар Баммад[7]: «В мире Ислама, и особенно в Иране, где жили сельджуки, аббасиды, иранцы, были великие поэты. Но известность получили лишь немногие из них». Такой великий поэт, как Гете, много сделавший для немецкой литературы и прославившийся своим «Фаустом», сказал: «В этой стране жили многие великие люди, но исламский мир признал из них только Мавлану Джалалуддина Руми, Хафиза, Фирдоуси, Анвари, Низами. Исламский мир не считал других поэтами. Среди них были такие люди, которым я не посмел бы даже полить воду на руки. А Ислам не считает их достойными звания поэта. И принимает только пятерых из них». Это поразительно: кого-то хвалим, возвеличиваем, а о других не знаем ничего! Не пора ли исправить эту ошибку?

Нет поэта среди европейцев, который бы не подражал Хафизу. Литература Османского периода опирается на Хафиза. Вся литература – иранская, турецкая – возникла лишь благодаря светочам школы высокочтимого Мухаммада (с.а.с.).


[1] Мухаммад бин Касым (ум. ок.717г.) – талантливый полководец, правил Басрой, возглавил поход в Синд. Открыв страну Молтан, дошел до Гималаев.
[2] Ибн Асир, Аль-камиль фит-тарих, 4/107.
[3] Ибн Асир, Аль-камиль фит-тарих, 4/562.
[4] Ибн Саад, Табакат, 4/127.
[5] Асвад ибн Язид – ученик Абдуллаха ибн Масуда, крупнейший ученый в области фикха.
[6] Усулу Сарахси, 1/5.
[7] Хайдар Баммад (1890-1965) – известный дагестанский государственный деятель, дип­ломат, писатель. Автор ряда исторических трудов.

Комментарии
Loading...